Альфред Грибер

1. ЗИМА НА ЦЕЛИНЕ

1. ЗИМА НА ЦЕЛИНЕ

(Из повести «Казахстанские зарисовки»)

А. Грибер

Моя мама была рисковая женщина. Сорваться с насиженного места и поехать в неизвестность — на это способен не каждый человек. Для этого нужно родиться смельчаком.

Я в то время ещё не совсем осознавал всей серьёзности ситуации. Для меня это было какой-то новой игрой, новым приключением. Я не задумывался о том, как мы будем жить на новом месте, что нас ожидает в ближайшем будущем. Я так всецело доверял своей маме, что у меня даже не появлялось никакой мысли о том, правильно ли она сделала, так кардинально изменив нашу жизнь.

Я помню, в те годы была очень популярна песня с такими словами: «Едут новосёлы по земле целинной…».

Вот так и мы с мамой в декабре 1956 года ехали, ехали … и приехали в Казахстан, в Кокчетавскую область, на железнодорожную станцию Тайнча, которая находилась в 80 километрах к северу от Кокчетава.

Здесь нас ожидали глубокий снег и сильный мороз. После довольно таки прозаичной встречи без оркестра, без речей, без оваций, без девушек в белых платьях и без цветов нас прямо со станции отвезли в какое-то село.

Маму и меня поселили в доме какой-то женщины, которая выделила нам маленькую отдельную комнату.

На следующий день всех новоприбывших собрали в каком-то большом одноэтажном доме.

Мама вместе с другими взрослыми людьми зашла в зал.

А всех детей пригласили в большую комнату. Здесь каждого записали и распределили соответственно возраста по классам. Дети, которые были старше меня, куда-то ушли. В комнате нас осталось всего около десяти детей.

Какая-то молодая женщина обратилась к нам со следующими словами:

— Дорогие дети! В нашем селе пока нет школы. Поэтому дети постарше будут учиться в школе, которая находится недалеко от железнодорожной станции. А вы, ученики младших классов, будете учиться здесь, в этой комнате. У нас с вами будет необычная школа. Так как вас очень мало, то вы все будете учиться одновременно у одной и той же учительницы, то есть, у меня. Ученики каждого «класса» будут заниматься по своей программе, но все «классы» будут находиться в одной комнате.

Я поднял руку. Учительница, увидев это, спросила меня:

— Ты хочешь спросить что-то?

— Да. Мне интересно, как мы, ученики разных классов, будем одновременно отвечать у доски и выполнять задания?

— А я посажу учеников каждого «класса» за один и тот же стол, буду подходить к каждому столу и беседовать с вами. А уроки у вас у всех будут одни и те же. Например, математика будет на первом уроке во всех наших «классах», а на следующем уроке у всех будет рисование или физкультура. Понятно?

— Пока не очень. Там, где я учился, всё было не так.

— Но я же вам сказала, что у нас будет необычная школа. Так что завтра мы начнём наши занятия. А сегодня вы все свободны. До свидания!

Мы попрощались с нашей новой учительницей и вышли из комнаты.

Взрослые ещё находились в зале. Поэтому я стал ждать маму, ведь всё равно мне некуда было идти.

Спустя какое-то время двери зала открылись, и я увидел среди других взрослых свою маму. Я подошёл к ней, и мы стали делиться друг с другом своими новостями.

Мама рассказала мне, что ей предложили работать счетоводом в тресте «Тайнчастрой», и она согласилась. А так как контора находится не в этом селе, то теперь каждое утро её будут увозить на работу, а вечером привозить обратно.

С этого дня для нас с мамой началась новая необычная жизнь.

А вообще с момента приезда в Тайнчу окончилось моё беззаботное детство и началось отрочество со всеми вытекающими отсюда последствиями. Из ребёнка, которого опекали бабушка, дедушка и мама, я в одночасье превратился в полноправного члена семьи не только со всеми правами, но и со всеми обязанностями.

Благодаря своей маме я научился убирать квартиру, стирать, гладить, готовить еду и выполнять различную домашнюю работу. Так как мама была на работе весь день, то я, придя со школы, должен был убрать нашу комнату, очистить дорожки около дома от снега, принести воду из колодца, приготовить что-нибудь на ужин, сделать домашние задания.

Так что времени скучать у меня не было. А ведь, как и каждому мальчишке, мне хотелось ещё и поиграть со своими сверстниками на улице.

В «школе» мне было очень скучно. Вскоре я узнал, что за железнодорожной станцией, которая находилась не очень далеко от села, где мы жили, была большая школа.

И вот однажды, в солнечный морозный день, придя со школы и наскоро пообедав, я отправился искать новую школу.

Эта двухэтажная школа мне, действительно, показалась большой. Я нашёл кабинет директора и, подойдя к двери, постучал в неё. Из кабинета послышался мужской голос:

— Да, да, войдите!

Открыв дверь, я переступил порог кабинета:

— Здравствуйте! Вы директор школы?

— Да, — ответил мне сидевший за столом мужчина в тёмном костюме. — А ты кто такой?

— Меня зовут Алик, а фамилия моя – Грибер, — ответил я. — Мы с мамой приехали на целину и живём сейчас в селе недалеко отсюда. Мама работает счетоводом, хотя она у меня бухгалтер. Но бухгалтер здесь пока не нужен. А я хожу в четвёртый класс сельской школы.

— Хорошо. А от меня тебе что нужно? – спросил директор.

— Понимаете, наша сельская школа не совсем обычная, то есть не такая, как та, в которой я учился в Житомире на Украине, откуда мы с мамой приехали, — попытался объяснить я. — Все младшие классы учатся вместе в одной комнате, правда, в большой. У нас одна учительница на всех. Пока она подойдёт ко мне, я успеваю не только выполнить все задания, но и помочь младшим. И ещё остаётся время поглядеть в окно или что-нибудь нарисовать на листике. Мне там скучно учиться. Библиотеки у нас нет. А книги, которые есть у хозяйки дома, где мы с мамой живём, я уже все прочитал. А здесь у вас такая большая школа. Наверно, тут и библиотека большая? Вы не могли бы принять меня в вашу школу?

— Верно, библиотека у нас большая, — согласился директор. — А ты готов каждый день топать в школу и обратно по несколько километров?

— Я готов, — ответил я, утвердительно кивнув головой. — Только примите меня в вашу школу. Я и учиться буду хорошо, вот увидите.

— Ну, я сначала должен поговорить с твоей мамой, — заявил директор. — А почему она не пришла вместе с тобой?

— Мама сегодня работает, — объяснил я. — Но, если Вы согласитесь принять меня в школу, она обязательно придёт.

— Давай договоримся так, — решительно сказал директор. — Мы всё равно сможем принять тебя в нашу школу только после весенних каникул в новой четверти. Так что, скажи маме, чтобы она пришла ко мне ещё до конца этой четверти. Хорошо?

— Хорошо, спасибо, я ей скажу. До свидания! – попрощался я и вышел из кабинета.

Я вернулся домой и, когда мама вернулась с работы, сообщил ей:

— Мама, я сегодня ходил искать новую школу и нашёл большую железнодорожную школу в посёлке за станцией.

Мама удивлённо раскрыла глаза и с недовольством в голосе произнесла:

— А кто тебе разрешил так далеко уходить от дома? А если бы с тобой что-нибудь случилось?

— Мама, ну что со мной могло случиться? – удивился я. — Я ведь уже почти взрослый. А ты сама меня учила быть самостоятельным.

— Вот и научила на свою голову, — ответила мама.

— Мама, а я разговаривал с директором школы, и он обещал меня принять в свою школу после каникул, — не унимался я. — Но он сказал, чтобы ты пришла к нему поговорить о моём переводе в их школу.

— Хорошо, я зайду к нему как-нибудь, когда буду посвободнее, — согласилась мама. — Я работаю там неподалёку.

Мама сдержала своё обещание и поговорила с директором железнодорожной школы. Было принято решение, что я закончу третью четверть ещё в сельской школе, а сразу после весенних каникул начну учиться в железнодорожной школе.

Планы — планами, а действительность всё расставила на свои места. Как говорится в пословице: «Человек предполагает, а бог располагает».

Наше недолгое зимнее пребывание в посёлке Тайнча завершилось в начале марта, когда мама неожиданно для самой себя получила повышение по службе.

Уж не знаю, как в тресте «Кокчетавстрой» узнали, что где-то в посёлке Тайнча бухгалтер с Украины работает счетоводом, но вдруг буквально в самых первых числах марта моя мама получила приглашение от этой организации перейти к ней на работу в качестве бухгалтера и переехать на жительство в областной центр — город Кокчетав.

Я думаю, что никто не сомневается в том, что мама с радостью приняла это приглашение.

И вот в красивый солнечный день 10 марта 1957 года за нами пришла грузовая машина. Мы положили в кузов свой нехитрый багаж, сели в кабину и поехали на новое место жительства, учёбы и работы.

 

2 комментария

  1. татьяна писал:

    Доброго времени суток, Альфред! Твой рассказ «ЗИМА НА ЦЕЛИНЕ» прочитала с чувством некой причастности. Ведь этот рассказ — продолжение уже знакомой мне замечательной истории твоей мамы Фиры, настоящей «а идише маме».

    В ее жизни к моменту поездки на целину уже были оккупация с крупицами женского счастья, рождение маленького Альфреда – этапы судьбы незаурядной, смелой еврейской женщины.

    Жизнь Фиры была далека от канонов и законов Галахи. Но Еврейский Бог незримо присутствовал рядом с вашей семьей, обеспечивая удивительное везенье, а иногда творя чудо. А может быть эти чудеса (твое выздоровление после тяжелой болезни) творил не Всевышний, а ЛЮБОВЬ матери?

    К моменту поездки на целину Фира уже была самостоятельной, независимой женщиной. Она старалась занять в жизни то место, которое соответствовало бы ее интересам и способностям.

    Думаю, что для Фиры этот шаг – поездка в неизвестность – была не столько романтичным, сколько прагматичным шагом. Проявить себя, попробовать на вкус, ощутить совершенно новую жизнь. Использовать шанс, который давало участие в грандиозном проекте. Наверное, это было здорово!

    А для тебя, Альфред, удивительная свобода в степном Кокчетаве стала, наверное, хорошей жизненной школой.

    Да, Фира много работала, иногда даже уезжала. Но рядом с тобой всегда была ее безраздельная любовь. Эта любовь делала тебя бесстрашным, давала чувство уверенности, была «подушкой безопасности» в твоей такой ранней самостоятельной жизни.

    Ключевыми словами в твоем рассказе для меня стала вот эта фраза:

    «Я так всецело доверял своей маме, что у меня даже не появлялось никакой мысли о том, правильно ли она сделала, так кардинально изменив нашу жизнь».

    Прошло много лет. И вот пришло время, когда твоя мама, уже безраздельно доверяя своему сыну, вновь отправилась в неизвестность, вновь кардинально изменила свою жизнь.

    И пусть этой неизвестностью стал не морозный Казахстан, а жаркий Израиль. Но этот шаг для Фиры был не менее смелым и мужественным.

    Увидим ли мы рассказы об этом периоде жизни вашей семьи? О жизни Фиры на Земле Обетованной? Думаю, эта история взаимной любви и доверия была бы очень интересна и важна для многих читателей.

    30/11/2013
    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *