Альфред Грибер

4. КРЕСТИНЫ

4. КРЕСТИНЫ

(Из повести «Казахстанские зарисовки»)

А. Грибер

Нас с мамой окружали очень хорошие люди, которые во всём помогали нам. Ну и мы, в свою очередь, отвечали им тем же.

Нашими близкими друзьями стала семья Поруб. Глава семейства — Николай Трофимович работал вместе с мамой в одном СМУ. Его жена — тётя Катя на многие годы стала лучшей маминой подругой. У дяди Коли и тёти Кати было двое детей: уже взрослый сын Миша и дочь Маша — моя ровесница. Вся семья Поруб когда-то, как и мы, приехала в Казахстан с Украины.

У мамы в бухгалтерии была ещё одна наша землячка с Украины — Нина, которая недавно вышла замуж за одного из молодых парней нашего СМУ. Как и положено, в назначенный срок у молодой пары появился на свет первенец. И молодые родители попросили мою маму и дядю Колю быть его крёстными родителями.

Пришло время крестить ребёнка. В назначенный день все собрались, приоделись и поехали в церковь.

Вы только представьте себе эту картину, которая заслуживает кисти великих художников социалистического реализма. Член коммунистической партии — дядя Коля и беспартийная еврейка — моя мама участвуют в обряде крещения в церкви.

Это сейчас стало модно всем членам любых партий бывшего СССР ходить в церковь по поводу и без повода. А уж руководители государства, кажется, вменили это себе в обязанность.

Но в Советском Союзе такое поведение члена партии могло быть расценено, в лучшем случае, как политическая диверсия, а в худшем случае, … лучше об этом не думать. Мало того, что его исключили бы из партии и выгнали с работы. Вся дальнейшая жизнь, работа и карьера этого человека были бы перечёркнуты бесповоротно.

Всё-таки нашлись «добрые» люди, которые «заложили» дядю Колю. И начались дознания в различных партийных инстанциях, начиная с парторганизации СМУ и кончая обкомом партии.

Допрашивали всех подряд, кто что знал и кто не знал, но что-то такое слышал. Дядя Коля, конечно, всё отрицал. А мы все, как партизаны на допросах, в один голос заявляли, что его даже в радиусе нескольких километров не было рядом с церковью. А все остальные — люди беспартийные.

И тупые партийные чиновники сдались. С дяди Коли были сняты все подозрения. Так что можно считать, что всё обошлось малой кровью.

Но на последующих днях рождения первенца Нины дядя Коля, когда провозглашал тост за именинника, всегда говорил, улыбаясь:

— Будь здоров и счастлив, мой крестник! Хоть я и не был в церкви на твоих крестинах, как меня обвиняли, но тогда ты меня, здорово обмочил. Весь костюм был мокрым.

Да здравствуют крёстные родители!

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *