Альфред Грибер

6. НОВЫЕ СОСЕДИ — НОВЫЕ ДРУЗЬЯ

6. НОВЫЕ СОСЕДИ — НОВЫЕ ДРУЗЬЯ

(Из повести «Казахстанские зарисовки»)

А. Грибер

Комната во второй коммунальной квартире, куда мы переехали с мамой, была маленькой. Ну, очень маленькой. Всего 9 квадратных метров.

По бокам комнаты стояли наши с мамой кровати, между ними у окна помещалась маленькая тумбочка, справа от двери, вплотную к маминой кровати, в углу приткнулся небольшой шкаф для одежды, а слева от двери у печки красовался маленький столик. Это было всё, что помещалось на данной территории.

Нашими новыми соседями были очень интеллигентные люди, татары по национальности. Глава семейства — Али Ахмеров работал инструктором горкома партии, а его жена Саида работала лаборанткой в мясомолочной лаборатории на городском рынке. У них было двое сыновей — семилетний Рашид и двухлетний Таир. Семья Ахмеровых занимала две небольшие комнаты.

В нашей новой квартире была очень большая кухня, на которой и происходили все наши совместные мероприятия. Мы все сразу подружились и жили дружно, как одна семья.

Как-то Саида уехала куда-то надолго, кажется на какие-то курсы по повышению квалификации. Её не было дома месяца два или чуть больше. Мы с мамой, конечно, помогали Али справляться по хозяйству и ухаживать за детьми. Маленький Таирчик даже стал называть мою маму «мамой». Правда, когда Саида вернулась домой после учёбы, он сразу её вспомнил.

Однажды утром за завтраком Али поведал нам о том, что прошедшей ночью они с Таиром были в нашей комнате. Малыш не спал и капризничал. Тогда Али взял его на руки и понёс на прогулку по ночной квартире, приговаривая при этом:

— Видишь, вот Рашид спит, вот Алик спит, вот тётя Фира спит. Давай теперь и мы пойдём спать.

С этих пор мама стала надевать на ночь более закрытую ночную рубашку.

Если вдруг в какой-нибудь вечер кому-то из взрослых приходила идея о походе в кино, то, естественно, я оставался с детьми дома на хозяйстве.

А по возвращении из кинотеатра у мамы и Саиды вдруг появлялось желание испечь какой-нибудь пирог. И наутро мы всей дружной компанией пили чай со свежим пирогом.

Так как наши с Али имена были похожими, то весьма часто возникали комические ситуации. Если кто-то звал «Алик!» или «Али!», то мы оба кричали в ответ «Что?».

Как память об этих людях, у меня на внутренней стороне правой руки около ладони остался знак от ожога утюгом.

Как-то мама гладила какие-то вещи в кухне на большом столе. После глажки утюг остался на том же месте. И тут меня нелёгкая понесла зачем-то к этому столу, где я нечаянно коснулся рукой раскалённого утюга. Крики, шум, гвалт, все бегут меня спасать, мама и Саида суют мою руку под холодную воду, а затем мажут её растительным маслом.

Белый прямоугольник виден на руке до сих пор.

Когда мы с мамой уезжали из Кокчетава на новое место жительства, Али сумел добиться, чтобы нашу комнату отдали его семье. А на прощание он нам сказал:

— Если на новом месте вам не понравится или там будет что-нибудь не так, как вам бы хотелось, возвращайтесь обратно — ваша комната всегда будет вас ждать.

Мы с мамой всегда вспоминаем наших соседей-друзей Ахмеровых с тёплым чувством.

 

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *