Альфред Грибер

2. Первый «подход» к полковому клубу

 

2. ПЕРВЫЙ «ПОДХОД» К ПОЛКОВОМУ КЛУБУ

(Из повести «Служба в армии»)

А. Грибер

Ещё во время прохождения курса молодого бойца в «карантине» нас, молодых воинов, водили в кино в полковой клуб. И в первое же посещение я обратил внимание на то, что на сцене клуба стоит фортепиано.

— Отлично, — подумал я тогда, — есть шанс когда-нибудь помузицировать здесь. Интересно, а баян тоже имеется в наличии?

Оказалось, что и баян, и аккордеон имели место быть в клубе и даже находились в приличном состоянии.

Как-то раз в своё свободное личное время я пришёл в клуб и представился его начальнику:

— Здравия желаю, товарищ капитан! Разрешите обратиться?

— Здравия желаю! Обращайтесь!

— Я рядовой Грибер, прибыл недавно сюда и в настоящее время прохожу курс молодого бойца в «карантине». На «гражданке» я окончил музыкальное училище и университет искусств, работал в художественной самодеятельности, детсадах, школах, последние два с лишним года был концертмейстером Ансамбля песни и танца.

— Так, так, очень интересно. Давайте-ка расскажите мне всё подробнее.

Наша беседа затянулась на час. Начальника клуба интересовали многие подробности моей творческой жизни в Гурьеве.

Поглядывая периодически на часы, я старался не просрочить отведённое мне сержантами «карантина» время. Капитан, заметив мои взгляды, сказал:

— Я вижу, что время Вас поджимает и Вам нужно возвращаться в казарму. Ничего, это наш первый, но не последний разговор. Когда Вас после «карантина» распределят в какое-нибудь подразделение полка, у нас будет больше возможностей для встреч. Могу только сказать Вам на прощание, что у нас в полку за время моего пребывания на этой должности ещё не было такого специалиста по художественной самодеятельности, как Вы. Поэтому мы с Вами будем тесно сотрудничать после окончания Вами «карантина».

— А разве в полку нет музыкального взвода?

— Музвзвод, конечно, есть, но там занимаются только игрой в духовом оркестре полка. В полковой художественной самодеятельности музвзвод участия не принимает. Хотя многие его музыканты своё свободное время отдают коллективам Дома офицеров, а не нашему клубу.

— А могу ли я, товарищ капитан, пользоваться клубными музыкальными инструментами для поддержания, так сказать, своей формы?

— Конечно, когда клуб открыт, Вы можете приходить сюда и играть на фортепиано или на баяне в Ваше свободное время. Естественно, с разрешения Ваших командиров. А сейчас возвращайтесь к себе в расположение. Если Вас будут спрашивать, где Вы были, скажете, что Вас вызвал к себе начальник клуба. Понятно?

— Так точно, товарищ капитан! Разрешите идти?

— Идите! Удачи Вам и до встречи!

Я не мог и предположить тогда, какие последствия для меня будет иметь эта встреча. Лишь позднее я узнал, что начальник клуба на следующий же день после нашего разговора доложил заместителю командиру полка по политической части подполковнику Дерябину, что в полку появился молодой солдат, который на «гражданке» работал с художественной самодеятельностью.

По вечерам мне разрешали посещать клуб для занятий музыкой. Со мной обычно приходили ещё ребята из «карантина», которым я устраивал импровизированные концерты.

А когда после «карантина» я попал в зенитную батарею, начальник клуба поручил мне подготовить концерт полковой художественной самодеятельности ко Дню Советской армии.

Я сразу принялся за знакомую мне работу. В личное время в вечерние часы я собирал в клубе энтузиастов художественной самодеятельности из нашей воинской среды, и мы разучивали песни, танцы, сценки из армейской жизни и другие различные концертные номера.

Концерт удалось подготовить хороший, я получил первую благодарность от командования полка, меня узнали и оценили в других подразделениях. Перефразируя Пушкина, могу сказать, что слух обо мне прошёл по всей ….. части.

И в дальнейшем меня уже приглашали в разные подразделения полка подготовить концертные номера на смотр полковой художественной самодеятельности или на смотр строевой песни.

Конечно, и в родной зенитной батарее я отыскивал таланты и привлекал их к искусству. Так, например, меня как музыканта, умеющего петь, командир батареи капитан Антипов назначил батарейным запевалой и обязал обучить весь личный состав батареи правильно петь строевые песни.

Я довольно быстро выявил ещё пару ребят с крепкими голосами, и с тех пор наша батарея стабильно занимала первые места на всех смотрах строевой песни.

Если в каком-нибудь новом фильме звучала песня об армии, она сразу становилась нашей новой строевой песней. Я тут же её разучивал с нашими зенитчиками.

Так случилось, например, с песней ракетчиков из нового кинофильма «Ключи от неба». Тематика ракетчиков и зенитчиков была похожа, и эта песня на всё время моей службы стала визитной карточкой нашей батареи.

Бывало, что в период подготовки к смотрам художественной самодеятельности какое-то подразделение полка «покупало» меня у моих командиров, то есть посылало вместо меня в наряды и караулы своих солдат. А я в этот день занимался подготовкой талантов данного подразделения к концерту.

Этими обстоятельствами очень удачно пользовались мои командиры по батарее, которые специально ставили меня в наряды, прекрасно сознавая, что меня заменит кто-нибудь из другого подразделения, а я после репетиций вернусь в родную батарею, и меня можно будет использовать ещё на каких-нибудь работах.

Как бы то ни было, но в свободное от службы время я занимался своим любимым делом — музыкой!

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *