Альфред Грибер

11. ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА С ВЕЛИКОЙ АРТИСТКОЙ И ПЕВИЦЕЙ

11. ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА С ВЕЛИКОЙ АРТИСТКОЙ И ПЕВИЦЕЙ

(Из повести «Житомирское детство»)

А. Грибер

Летом 1951 года мы с мамой поехали в гости к бабушкиной родной сестре Тане, которая жила в городе Каховка, расположенном на левом берегу Днепра в 90 километрах от Херсона.

Муж тёти Тани, Зяма Разумовский, был в то время командиром пожарной части. Дом, в котором жили тётя Таня и дядя Зяма вплотную примыкал к территории этой части. Сразу за домом начинался большой пустырь, напоминающий своими размерами небольшой стадион. Впрочем, местные мальчишки и использовали его в качестве футбольного поля.

Тётя Таня и дядя Зяма принимали нас очень радушно. Мы с мамой прекрасно отдыхали, проводили своё время в  прогулках и купаниях в Днепре.

Как-то в один из вечеров дядя Зяма, вернувшись с работы, объявил нам всем:

— Мне сегодня позвонили от начальства и сообщили, что нашу пожарную часть за хорошие показатели решили наградить концертом известных московских артистов. Так что завтра в 17.00 мне нужно их принять. Вот только ума не приложу, где устроить этот концерт. Красный уголок у нас маленький. А захотят прийти, конечно, все. Да и ещё и семьи свои приведут. Что делать?

Тут в разговор вступила тётя Таня:

— А мне кажется, что можно организовать наш «концертный зал» прямо здесь, на пустыре, где наши пожарные машины разворачиваются.

— А сцену где я тебе возьму? Её за один день не построишь.

— А ты позвони на автобазу своему другу, пусть даст свою полуторку. Борта откинем, и чем тебе не сцена?

— Точно. Какая ты у меня умница! Ну, что бы я без тебя делал? Попрошу у него и ступеньки, чтобы взбираться на кузов. Он когда-то их соорудил для какого-то своего начальства.

— Вот видишь, всё и устроится.

На следующий день с утра дядя Зяма развернул бурную деятельность, и уже после обеда полуторка с откинутыми бортами и вымытым кузовом, а также с приставленными к нему ступеньками красовалась на пустыре недалеко от здания пожарной части.

Весть о том, что в 5 часов вечера рядом с пожарной частью состоится концерт известных московских артистов, мигом облетела город, и к назначенному времени на пустырь начал стекаться народ.

Я и ещё несколько местных мальчишек загодя заняли самые лучшие места, то есть уселись на землю прямо перед импровизированной сценой.

Вскоре к пустырю подъехал маленький автобус, из которого вышли артисты. В руках у некоторых из них были разные музыкальные инструменты.

Все зрители, а их набралось несчётное количество, ну, очень много, начали аплодировать артистам. Те в ответ здоровались, кланялись, улыбались.

Первым на «сцену» поднялся мужчина в тёмном костюме и белой рубашке с бабочкой (я потом узнал, что его называли «конферансье»). Он рассказывал нам всякие смешные истории. Все смеялись и хлопали ему.

Потом небольшой музыкальный ансамбль играл очень красивые, популярные в то время мелодии. Это называлось «попурри».

Затем конферансье объявил нам, что сейчас мы услышим свои любимые песни. На сцену взошла среднего роста женщина в очень красивом длинном платье тёмно-синего цвета.

Музыкальный ансамбль заиграл вступление, и артистка начала петь. И тут я вспомнил, что этот голос и эти песни я уже слышал по радио у нас дома. А теперь я вижу ту певицу, голос и исполнение которой мне так нравились.

Песни, которые она пела, всем были знакомы, потому что многие пели вместе с ней. Я хотя и не знал слов этих песен, но мелодии очень хорошо помнил, поэтому напевал вместе со всеми.

Певица очень красиво и задушевно пела песни об Андрюше, о Лолите, о друзьях-однополчанах, о войне, о синем платочке, о любви. Она пела о счастье, радости и удаче, на пути к которым нет никаких преград. Некоторые женщины почему-то вытирали слёзы.

А потом были дружные аплодисменты, и я тоже хлопал в ладоши вместе со взрослыми, потому что мне очень понравились и эта певица, и песни, которые она пела.

Её имя после этого концерта я запомнил навсегда  —  Клавдия Шульженко, заслуженная артистка РСФСР.

Такой незабываемой была моя первая встреча с великой актрисой и певицей.

2 комментария

  1. татьяна писал:

    Доброго времени суток, Альфред! Твой рассказ о встрече маленького Альфреда с замечательной певицей один из самых моих любимых. Именно с него началось знакомство с твоим творчеством. Помню, как удивила и порадовала меня «фотографичность» и образность этого рассказа при первом прочтении.
    Перед глазами как будто мелькают кадры – деловой дядя Зяма, устанавливающий отмытый до блеска грузовик на площади, мальчишки, занявшие заранее лучшие места.

    Но удивительно, что ты, ребенок, подметил главную особенность всех выступлений Клавдии Шульженко – неизменное роскошное вечернее платье. Действительно, актриса никогда не опускала планку, где бы ни приходилось ей выступать.
    В первый год войны Клавдия Шульженко дала более 500 концертов. Сотни раз певица выезжала на фронт, выступая перед бойцами. Ее песни звучали на передовых и в госпиталях.

    Моя бабушка, Мария, ровесница Клавдии, всю войну провела в госпиталях, медсестрой. Ей посчастливилось видеть и слышать певицу. Бабуля рассказывала, что певица сильно исхудала в первые годы войны. От пухленькой хохлушки не осталось и следа. Но и сильно похудевшая, Клавдия Ивановна всегда выглядела роскошно. Синий платочек и чернобурка, накинутые на вечернее платье. Никаких уступок войне, разрухе и голоду!

    В 1951 году, когда случилась ваша встреча, Клавдии Шульженко было уже 45 лет. Возраст не самый юный для певицы. Но время, мода, критика (а нашлись после войны такие, кто вдруг обнаружил «кабацкие» и «цыганские» мотивы в ее творчестве) оказались не властными над народной певицей.

    После вашей встречи она прожила еще очень долгую, яркую, творческую жизнь. И было множество концертов в лучших залах страны. Ни одно торжество, ни один праздник не обходились без выступления певицы.

    В «годы застоя» были еще живы многие тысячи поклонников Клавдии Шульженко. Уцелевшие на фронте, осмыслившие цену победы и знавшие, за что «строчил пулеметчик». Не за усатого вождя. За синий платочек!

    Но и мы, достаточно молодые люди, отдавали должное ее творчеству. Мы видели перед собой уже очень немолодую женщину. Седину скрывал парик. Голос не отличался большой силой. Но она не просто пела. Каждая песня была спектаклем, игра в коором была талантлива и правдива. За эту правду и любили Клавдию Ивановну.

    Ей были благодарны за эту науку правды наши восходящие тогда звезды – Алла Пугачева, Муслим Магомаев, Галина Вишневская.

    И был юбилейный концерт в 1976 году, на котором уже 70 летняя певица так и не уступила. Ни возрасту, ни болезням. Блистательно и с триумфом сыграла этот последний сольный спектакль.

    13/12/2013
    Ответить
    • Спасибо, Татьяна, за такой проникновенный комментарий! Ты всегда пишешь очень красивые комментарии, которые и комментариями назвать нельзя. Это, скорее всего, какие-то литературные эссе, отдельные рассказы, которые сами по себе уже значимы. Большое спасибо, Таня! Буду рад и в дальнейшем получать от тебя комментарии, твои рассказы, твои литературные эссе.

      13/12/2013
      Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *