Почему в литературных произведениях агат стал синонимом чёрного цвета?

В художественной литературе нередко встречаются такие выражения, в которых ювелирно-поделочный минерал агат ассоциируется с чёрным цветом.

В романе Л. Н. Толстого «Война и мир» в описании вечера в доме Ростовых после возвращения из театра встречается упоминание о пении Денисова:

Пел он страстным голосом, блестя на испуганную и счастливую Наташу своими агатовыми, чёрными глазами.

Поэт Ф. А. Туманский посвятил дальней родственнице А. С. Пушкина Софье Пушкиной, у которой были чёрные, как смоль, глаза, такой мадригал:

Она черкешенка собою –
Горит агат в ее очах,
И кудри черные волною
На белых лоснятся плечах…

У Анны Ахматовой есть такие строки:

Стой, какою ты была когда-то,
В ожерелье черных агатов.

Как бы отзываясь на эти строчки, А. А. Вознесенский в стихотворении «Книжный бум» пишет:

Попробуйте купить Ахматову –
Вам букинисты объяснят,
Что черный том ее агатовый
Куда дороже, чем агат.

О’Генри в рассказе «Чья вина?» описывает глаза героини, как «…жесткие и чернее агата».

У М. А. Булгакова в рассказе «Китайская история» есть строки о метком китайце-пулемётчике: «В агатовых косых глазах от рождения сидела чудесная прицельная панорама…»

Поэт, переводчик, филолог-славист, академик Петербургской Академии Наук А. X. Востоков однажды написал:

Агатну урну ночь роняет,
Росу и мраки льет.

Таджикский и персидский поэт Абу Абдаллах Рудаки написал в одной из своих газелей:

Мой целый мир – в одном кольце твоих агатовых кудрей…

У В. В. Набокова в «Защите Лужина» врач-психиатр «говорил приятные вещи и смотрел агатовым взглядом, который теплом разливался по всему телу».

Хорхе Луис Борхес в «Книге вымышленных существ» описывает чернильную обезьяну, которая водится на севере, имеет в длину четыре-пять дюймов; глаза у неё алые, шерсть черная, как агат, шелковистая и мягкая, как подушка.

В. А. Солоухин в книге «Камешки на ладони» пишет: «…Каждый камешек про себя знает, что он есть отдельный, самостоятельный камешек, что он сам по себе: этот в розовых прожилках, этот прозрачен, этот хоть и сер, но уникален сквозной дырочкой в нем, этот черен, как агат».

В поэме Шота Руставели «Рыцарь в тигровой шкуре» «черный агат» упоминается несколько десятков раз при сравнении его с чернотой зрачков, ресниц, бровей и волос героев.

Данный эпитет был настолько распространен, что С. И. Ожегов в «Словаре русского языка» в качестве примера применения прилагательного «агатовый» приводит именно словосочетание «агатовые глаза (перен.: черные и блестящие)».

А. И. Куприн в самом начале своего небольшого рассказа «Суламифь» приводит описание внешности царя Соломона, в котором есть следующие строки: «Глаза же у царя были темны, как самый тёмный агат…»

И вдруг Куприн в этом же рассказе, повествуя о волшебных свойствах драгоценных камней, так пишет об агате: «Дарил также царь своей возлюбленной ливийские аметисты… и разноцветный агат».

Так какого же цвета агат? Чёрного? Или он разноцветный?

Давайте откроем «Каталог драгоценных и поделочных камней» К. Фенлар и прочитаем характеристику изображений агата.

«По цвету слоёв, рисунку, расположению и виду вкраплений выделяют бесконечно много разновидностей агата. Широко известны следующие разновидности:

– дендриты (мокко-агат, моккаштейн) – изображения напоминают животных и растения, чаще всего – розоватый коралл или чёрно-бурое осеннее дерево без листвы с разросшимися ветвями. Камень просвечивает;
– звёздчатые – срез в виде звёздного неба;
– моховой агат – даёт картину буйно разросшихся зарослей, где тонкие зелёные нити ветвей с наросшими на них пушистыми комьями мха замысловато сплетаются в мглистой серо-голубой глубине камня;
– облачные – изображение похоже на небо с плывущими по нему облаками;
– пейзажные (ландшафтные) – на срезе камня можно увидеть целые пейзажи: леса, волнующееся море, реку, затянутую туманом, и т. п.;
– руинные (башенные) – рисунок напоминает старинную гравюру с руинами замка или крепости: различаются зубцы полуразрушенных башен и пронизанные трещинами крепостные стены с бойницами.

К агатам также относятся:

– гелиотрон – красные пятнышки на густом зелёном фоне;
– гемагат – чередующиеся светлые и жёлтые слои;
– глазковый агат – сложный рисунок складывается из сочетания многочисленных концентрически-зональных фигур и по виду напоминает глаз. В прошлом их часто вставляли в глаза статуй;
– ксилоид (окаменелое дерево) – коричневого цвета, от просвечивающего до непрозрачного;
– оникс – чередующиеся белые, красные, жёлтые и чёрные слои, от просвечивающего до непрозрачного».

Удивительное многообразие! Отчего же все-таки агат ассоциируется с черным цветом?

Чёрного агата в описаниях этого камня нет. И это не удивительно, потому что чёрных агатов в природе как бы не существует. Хотя справедливости ради следует отметить, что в начале 1980 года во время раскопок на месте древнего буддийского храма в районе Джоржара (Индия) обнаружена двухметровая статуя Будды, изваянная из черного агата (древний ваятель изобразил Будду сидящим на цветке лотоса. Статуя относится к I в. н. э.). И это, как утверждают археологи, натуральный камень и натуральный цвет.

Поэтесса Жанна Баринова даже посвятила этому событию такие строчки:

Доставь до Индии скорей,
Там черный Будда в метра два.
Кивнет агатово, поверь,
И сразу схлынет тьмы орда.

Но, как говорится, одна ласточка весну не делает. Чаще всего для получения чёрного агата этот камень окрашивали искусственным путём. Прибегали к этому средству и греки, и римляне, пользовались им и в Древней Индии, и в Древнем Китае. Вероятнее всего, именно на агате впервые и были проделаны опыты искусственного получения густого чёрного цвета.

Тогда почему же писатели и поэты в своих произведениях так упорно и настойчиво пользуются такими эпитетами, как «агатово-чёрные глаза»?

Существует версия, что виноваты здесь переводчики старинных текстов. Например, в оригинале поэмы Шота Руставели «Рыцарь в тигровой шкуре» вместо слова «агат» стояло слово «гишер», или «гешир» (от армянского слова «geshiri» – «ночь»). Так назывался добываемый на Кавказе (в районе Кутаиси) гагат, который использовался монахами монастыря Гелати для изготовления ритуальных изделий.

Возможно, отсюда и пошли дальнейшие литературные ошибки. Подобные курьезы происходят, вероятно, оттого, что агат путают с гагатом – драгоценным минералом, чёрным ископаемым углем из группы бурых углей со смолисто-восковым блеском. Его называют и чёрным янтарём, так как при трении гагат иногда электризуется.

Индейцы Пуэбло называли гагат «чёрной бирюзой», так как для них он был символом чёрного цвета. Жители Востока считали гагат символом печали, его использовали для изготовления траурных украшений, амулетов, бус и чёток (буддийских, мусульманских, христианских). Индийские маги считали, что главная задача этого чёрного, как южная ночь, камня – уберечь человека от тёмных сил, вобрать в себя его боль и рассеять в своей черноте все его страхи и сомнения.

Почему же эти красивые, удивительные камни не фигурируют на страницах литературных произведений? На каком же основании «гагат» подменяется «агатом»?

Не вдаваясь в проблемы этимологии этих двух слов, следует лишь заметить, что они оба имеют греческие корни. Слово «агат» происходит от «ahates» (полезный, счастливый), а слово «гагат» – от «gagates» («чёрный янтарь»). По другой версии слово «гагат» происходит от латинского слова «Gages» – названия города или реки в Ликии (Малая Азия).

В средние века германцы называли гагат «Augstein». Французы называют его «jaiet» или «jyet». Старинное английское название гагата писалось как «geate» или «geat», и от него возникло «jeat». В итоге слово сократилось, превратившись в «jet». На гаэльско-ирландском диалекте слово «гагат» звучит как «gaing», что явно указывает на следы латинского корня. Однако по-валлийски оно пишется как «muchydd», что свидетельствует о его оригинальном происхождении. В Испании гагат называют «azabache», что также указывает на независимое происхождение этого слова. По-персидски гагат называется «шаба» или «шабо».

В русском языке слово «агат» появилось в начале XVI века вместе с украшениями из этого камня и закрепилось в нём. А вот о гагате в России узнали только в XIX веке, хотя он был известен людям со времен эпохи неолита.

Искусство изготовления украшений из гагата практиковалось в Римской империи, достигло расцвета в III веке н. э., после чего исчезло вместе с империей. С VII века н. э. гагат в основном использовался для изготовления предметов культа. Возрождение интереса к гагату в Европе приходится на XV-XIX века сначала в Германии, потом в Испании, Франции и Англии. Зенит его славы пришёлся на царствование королевы Виктории, поэтому гагат стал одним из символов викторианской эпохи.

В России история обработки сибирского гагата восходит ко второй половине ХIХ века. Из него делали бытовые приборы и сувениры. Из гагата в 1894 году был вырезан иконостас Казанского кафедрального собора в Иркутске, который поражал современников своей красотой и величавостью.

Может быть, путаница в употреблении слов «агат» и «гагат» возникла потому, что в русском написании эта разница в названии камней почти потеряна?

Вероятно, слово «агат» для кого-то было более благозвучно, чем слово «гагат». К тому же, агат был более известен, чем гагат.

Средневековый арабский поэт Ас-Санаубари (X век), который вошел в историю мировой литературы как певец природы, отдал должное гагату, написав такие стихи:

Черен бедуин, как черен бархатный гагат,
Шелковым бурнусом, словно жемчугом, объят.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *