Альфред Грибер

6. ЛЕТНИЕ ВСТРЕЧИ

6. ЛЕТНИЕ ВСТРЕЧИ

(из повести «Дела сердечные и не только»)

А. Грибер

Наши встречи с Милой стали регулярными. Нам было интересно вдвоём. Мы много гуляли, бродили по городу, по паркам и скверам, ходили в кино и на концерты, посещали пляж и купались в «житомирском море» — реке Тетерев.

Я рассказывал Миле о своей встрече с электромузыкой, о людях, с которыми я работал над электробаяном, о наших выступлениях по радио и на телевидении, о своей работе в городском Доме культуры и в заводском клубе. Я пригласил Милу и её родных на концерт, который мы с электробаяном давали в Зелёном театре городского Парка культуры и отдыха. Мне хотелось, чтобы Мила гордилась мной.

А потом мы впервые поцеловались. И я понял, что и я Миле не безразличен. Наши отношения поднялись на новый уровень. Иногда мне даже казалось, что Мила сама провоцирует меня на более тесные интимные отношения. Но я всегда держал себя в рамках благопристойности.

И вот однажды Мила спросила меня прямо:

— Хочешь, я буду твоей любовницей?

Я несколько опешил от такого откровенного вопроса, но потом ответил ей так:

— Я очень хочу, чтобы ты была моей любовницей. Но я также очень хочу, чтобы ты была моей женой и матерью моих детей.

— Я буду для тебя самой лучшей любовницей, — сказала Мила, — ты получишь всё, что пожелаешь. Но твоей женой я никогда не буду.

— Почему? – вскрикнул я. – Я тебе не нравлюсь?

— Как раз наоборот. Ты мне очень нравишься. Но именно по этой причине я не выйду за тебя замуж. Я не хочу испортить жизнь такому чистому и светлому юноше, как ты.

Я был ошарашен заявлением Милы. Но никакие расспросы мне не помогли, потому что Мила упорно ничего не хотела мне объяснять.

Как-то гуляя по городскому парку, мы подошли к танцплощадке. Танцы ещё не начались. Знакомые мне оркестранты стояли перед сценой и о чём-то разговаривали.

И тут я заметил, что Мила как-то напряжённо всматривается в музыкантов. Не отрывая от них взгляда, она произнесла:

— А как ты думаешь, нас с тобой оттуда видно?

— Вряд ли, — ответил я. – Там очень светло. А здесь не такое яркое освещение. Кроме того, ограда танцплощадки мешает что-либо увидеть оттуда.

Мила как-то печально вздохнула. Её вопрос меня несколько удивил. Я видел, что её что-то мучает, но не стал докучать ей своими расспросами.

Наши отношения продолжали развиваться. Взаимные ласки доводили нас до такого состояния, что казалось, ещё миг – и физиология победит разум. В одно из таких наших свиданий Мила вдруг расплакалась. Я растерялся, так как подумал, что сделал что-то не так. Я принялся успокаивать Милу, шепча ей на ушко нежные слова.

И тут её как прорвало:

— Ты хочешь знать, почему я готова быть твоей любовницей, но не соглашаюсь стать твоей женой? Так знай, что я уже не девственница. А моим первым мужчиной был один известный тебе музыкант — Миша. Моя бабушка и его тётя жили в одном доме. Там мы и познакомились. Он начал ухаживать за мной и делал это очень красиво. Я влюбилась в него и не устояла перед его натиском. Хотя уже прошло достаточно времени, я до сих пор не могу его забыть. И это сильнее меня. Поэтому я не хочу испортить тебе жизнь, не хочу, чтобы ты страдал. Я чувствую, как ты любишь меня. И ты мне очень дорог. Поэтому мне во стократ больнее оттого, что я не могу быть с тобой всегда. Потому что это означало бы повесить на тебя свои проблемы. Теперь ты знаешь всё.

Я слушал Милу и страдал вместе с ней. Я обнял её, прижал к себе:

— Забудь обо всём, что было. Теперь мы вдвоём, и мы справимся вместе со всеми проблемами. Каждый может ошибиться в жизни. Но это не повод разрушать своё счастье. А мы с тобой обязательно будем счастливы.

Но Мила решительно продолжала:

— Я не могу выйти за тебя замуж и спрятать за тобой свои проблемы. Миша всегда будет стоять между нами, напоминая мне о себе, как о господине с правом первой ночи. И ты, зная это, будешь страдать и переживать. И в силу своей интеллигентности будешь делать всё, чтобы я не замечала твоё состояние. А мне будет ещё тяжелее от того, что я не уберегла тебя от всей этой напасти.

После этого разговора наши встречи, по инициативе Милы, стали происходить всё реже и реже. А спустя какое-то время они прекратились вообще.

Я был страшно зол на этого Мишу, который сам того не ведая, стал причиной краха моей личной жизни.

Время пролетело быстро. Прошло уже больше года со времени расставания с Милой. С сентября по декабрь 1971 года мы с ней работали в одной и той же музыкальной школе. Но старались делать вид, что между нами ничего никогда не было. К тому времени у каждого из нас уже были свои семьи.

Так и остались в моей жизни воспоминания о четырёх месяцах встреч с Милой летом 1970 года.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.