Альфред Грибер

4. ЕЩЁ РАЗ О ТРИПОЛЬСКОЙ ТРАГЕДИИ

4. ЕЩЁ РАЗ О ТРИПОЛЬСКОЙ ТРАГЕДИИ

(из повести «Истоки и корни»)

А. Грибер

Приятно, когда твои произведения вызывают интерес у читателей. Но вдвойне приятно, когда этот интерес вдруг трансформируется в более сильные чувства, которые испытывает тот или иной читатель, прочитав твои очерки или рассказы.

После того, как я опубликовал в своих блогах рассказ «ТРИПОЛЬСКИЙ ПОХОД КЕЙЛЫ (КАТИ) ФИНВАРБ» о своей бабушке, которая в юности была участницей Трипольской трагедии, я получил письмо от одного из читателей с Украины.

Так как наша переписка носила частный характер, я не стану раскрывать имя своего собеседника, тем более, что он и не давал мне на это разрешения.

Хочу только обратить ваше внимание на то, что, несмотря на довольно острую тему нашей дискуссии, беседа носила цивилизованный характер и была выдержана в духе вежливости и уважения друг к другу.

 

Итак, письмо № 1 от моего Читателя:

«Здравствуйте, Альфред!

Я совсем не антисемит. Во всяком случае, когда сегодня я иду по улицам Подола, я понимаю, что он утратил две трети своего очарования. И именно потому, что сейчас там редко встретишь еврейское лицо. Без евреев Подол — совсем не то. И я был бы рад, если бы евреи вернулись, хотя понимаю, что — увы… Так что уж не примите сказанное мной дальше за происки юдофоба.

Я также понимаю Ваш родственный сантимент к Вашей бабушке. Так это и должно быть. Но…

Представьте себе народ, который из поколения в поколение живет на одном месте и занимается хлебопашеством. Место это назовем Трипольем.

Кстати, знаете ли Вы, что трипольскую культуру создали семитические племена, которые пришли из Шумера через Малую Азию и Балканы к Днепру?

Так вот, пашет этот народ в Триполье, растит хлебушек, растит детей, надеется, как и любой народ, на лучшее будущее для этих детей. И вдруг приходят чужаки и говорят:

— А отдайте нам ваш хлебушек ради великой идеи или в счет репараций, или еще на кой-то хрен. Может детишки ваши поумирают, но это же во имя идеи.

Что бы сделали Вы, Альфред? Надеюсь, что, как и я, достали бы винтовочку, припрятанную под стрехой, и пошли бы гвоздить наглых чужаков. Вне зависимости от их национальности и идей.

Так кто тогда бандит? По-моему, те, кто, незванные, пришел отбирать хлеб и грабить крестьян, а не крестьяне, которые чувствовали себя хозяевами на своей земле и не желали делать различия между немцами в рогатых касках, деникинцами и еврейскими мальчишками и девчонками в кожаных фуражках с красными звездами. Для них все они были грабителями.

Кстати, соседнее с Трипольем село называется не Холопье, а Халепье. Происходит название не от холопов, а от халепы, то есть несчастного случая, неприятности по-украински.

Я не хочу обижать ни Вашу бабушку, которая боролась за свою идею, ни Вас, но прежде чем называть людей бандитами, подумайте все же, что отстаивали они. Очень Вас прошу.

Пристегну-ка я Вам пару фоток и дам пару ссылок. Может Вам будет интересно над ними подумать.

С уважением — …….».

 

Письмо № 2, мой ответ моему Читателю:

Здравствуйте, …….!

Спасибо Вам за присланные материалы. Некоторые подобные материалы о Зелёном я читал и раньше в интернете.

У каждого тогда была своя правда. И тем не менее Зелёный «українців відпустив, хто покаявся, а руських, євреїв та нацменів усяких постріляв.» Вот и справедливость по отношению к другим национальностям.

О большой любви украинцев к евреям я уже говорить не буду, тем более во время гражданской войны. Я больше чем уверен, что молодые евреи-комсомольцы не жгли украинские хаты. Но им не поверили, и убили их. А вот в числе тех, кого отпустили, поверьте мне, не все были с чистыми руками.

В любом случае, мы с Вами уже относимся к другому поколению, которое тоже хлебнуло своё. Мне очень хочется быть объективным, так как и от родной Советской власти нам, евреям, досталось на орехи, пришлось выпить свою горькую чашу.

Неужели бы мы покинули могилы наших предков, свои дома, если бы нам было хорошо на Украине. И это при всём при том, что у меня лично среди украинцев больше друзей, чем среди евреев. И не просто друзей, а братьев по жизни. А Украина к тому же является моей родиной и родиной моих родных и близких.

Извините меня за откровенность. Желаю Вам всего доброго на вашей земле в кругу своих родных и близких.

С уважением — Альфред. Хайфа, Израиль».

 

Письмо № 3 от моего собеседника:

«Здравствуйте, Альфред!

Вот уж не за что Вам передо мной извиняться. Тем более — за откровенность. Откровенность мне кажется единственно верной тактикой в подобных разговорах.

У каждого в те времена была своя идея, а не своя правда. Правда (если понимать под этим истину) все-таки одна для всех, независимо от того еврей ты или украинец, коммунист или эсер. Правда — это то, что сближает людей, а не то, что делит.

По правде в той трагедии не действовал никто. Поверьте мне, я очень хорошо понимаю, какой ужас пришлось пережить Вашей бабушке. Я стоял на тех кручах. И я не говорю: «Так ей и надо!» Я, наоборот, сочувствую ей как человеку, сочувствую и Вашему отношению к пережитому бабушкой.

Но я понимаю и тех, кто защищал свои дома и своих детей и противился совершенно неприемлемому для селянина новому порядку, который навязывали силой. И мне обидно, когда их называют бандитами.

Я тоже склоняюсь к мысли, что среди молодых евреев, приехавших из Киева, не было поджигателей. Но они шли вместе с поджигателями и они забирали хлеб во имя пролетарской целесообразности.

Я наполовину русский, наполовину украинец, моя украинская бабушка всегда говорила о себе: «Ми руські».

Черт его разберет, кто есть кто, тем более что, по современным исследованиям, у украинцев и у тех самых семитических племен, которые теперь известны как трипольцы, 55 процентов общего генетического материала. Так что мы — родственники.

Я не думаю, однако, что в мире существовала или существует справедливость по отношению к другим национальностям. Люди всегда подходили к другим людям с меркой «свой-чужой».

Но мне все же кажется, что стреляли тогда в захваченных не по принципу «украинцы против евреев, русских, китайцев», а по принципу «В мене руки порепані, і в цих порепані, хай ідуть, а ці білоручки прийшли по наш хліб…» К тому же комсомольцы наверняка засветились на митингах и собраниях. Горожане. Чужаки. Ату их! И еще. Селяне вполне соображали, кто шел добровольно, а кого вели.

Знаете, я вот сейчас задумался, почему это вдруг разразился таким длинным письмом, что-то, похоже, меня задело в Вашем ответе. Сейчас сообразил: задело пожелание всего доброго на «вашей» земле.

Искренне говорю Вам: Израиль никогда не станет моей землей, но вот Украина — такая же Ваша земля, как и моя. Далеко не все здесь, Ваша правда, думают так. Но именно так это должно быть. Потому что это истина.

С уважением — …..».

 

Письмо № 4, мой ответ собеседнику:

«Уважаемый ……….!

Мне очень приятна Ваша доброжелательная манера вести дискуссию. Я чувствую в Вас интеллигентность, здравый смысл и тактичность. Я думаю, что, если бы мы встретились когда-нибудь, нам было бы комфортно друг с другом.

Я не считаю, что мы с Вами находимся по разные стороны баррикад. Наоборот, мы оба ищем истину.

Я ни в коей мере не хотел Вас задеть, а уж тем более обидеть своим пожеланием благополучия на вашей земле. Я написал так, потому что в данный момент Вы живёте там, а я здесь. И никакого подтекста в моих словах нет. А Украина навсегда останется моей Родиной и моей землёй, потому что там мои корни и мои истоки.

Я от всего сердца желаю Вам всего доброго на вашей и нашей земле! Если бы на Украине было побольше таких людей, как Вы, нам, возможно, и не пришлось бы уезжать оттуда. Будьте счастливы и благополучны!

С уважением — Альфред. Хайфа, Израиль».

 

Письмо № 5, последнее, с Украины:

«Здравствуйте, Альфред!

Спасибо за добрые пожелания и лестные оценки. Наверное, люди должны искать и находить то, что их объединяет, вопреки тому, что разъединяет. Если нам это удалось в конкретном вопросе, то это уже победа здравого смысла.

Я тоже не думаю (да и не думал), что мы находимся по разные стороны баррикады. Для меня человек, понимающий и принимающий правду Виктора Астафьева, которую тот выразил в своих письмах о войне, — в любом случае единомышленник.

Частные же расхождения — только повод и стимул для поиска точек соприкосновения.

А посему — привет Вам и наилучшие пожелания с родной для Вас Украины.

С уважением — …….».

 

Вот такая переписка — встреча с читателем. А выводы делайте сами. Ведь вы тоже мои читатели!

 

2 комментария

  1. Вера Астахова писал:

    Я эту передачу сегодня слушала впервые. Вы можете себе представить в каком сейчас состоянии нахожусь я? Хорошо, что слушала её сидя. Если бы стояла , упала бы. Даже сидя, ноги подкосились и слёзы полились. А Вы же знаете — просто так никогда не плачу, а тут заплакала.

    Альфред Грибер рассказал о своей переписке с читателем, сам того не зная, что говорил и об истории моего рода. Просто удивительно, что о своих предках узнаёшь от человека, живущего за тысячи километров от себя.

    В его рассказе идёт речь о Триполье. Интересен и тот факт, как выяснилось, что Трипольскую культуру с собой принесли и создали в тех местах семитические племена.

    И ещё рассказ шёл о деревне Триполье и селе Халепье, которое названо не от слова «холоп», а от слова «халепа» (в значении — несчастный случай, непредвиденные неприятные обстоятельства). Много Альфред говорил о ней. Это-то меня и тронуло.

    Дело в том, что мой дедушка Конон Антонович, отец моей мамы, соответственно мама, а потом и я (до 10 лет) — носили фамилию — ХАЛЕПА.

    Знаю, что раньше людям давали фамилии по названию тех мест, где они родились или жили. Возможно, что дедушкины родители были из тех мест.

    Я знаю, что сам дедушка пришёл откуда-то с севера на Херсонщину и там обосновался, женился. Вскоре родились дети, а уже позже вся семья переехала в Запорожье. В Херсонской области, в селе Благовещенка родилась моя мама.

    Бабушка Альфреда тоже родилась в Херсоне (это между прочим).

    В общем, для меня всё это приятно, дорого и важно знать. А я даже не знала, что есть такая деревня или была. Вот так бывает.

    Так что передайте, пожалуйста, от меня спасибо Альфреду за эту передачу, за воспоминания и его переписку. Откуда бы я это узнала?

    Его бабушка была ровесницей моей бабушки. Представляете, а вдруг они знали друг друга?

    04/12/2013
    Ответить
  2. Уважаемая Вера Астахова! Мне было очень приятно получить Ваш отзыв на мой рассказ. Вряд ли моя бабушка встречалась с Вашей бабушкой. Хотя кто знает, в жизни всё бывает.

    04/12/2013
    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *