Альфред Грибер

11. «ТАНЕЦ МАЛЕНЬКИХ ЛЕБЕДЕЙ»

11. «ТАНЕЦ МАЛЕНЬКИХ ЛЕБЕДЕЙ»

(из повести «Армейская служба»)

А. Грибер

В назначенное время я был у двери квартиры полковника и надавил на кнопку звонка. Дверь мне открыл сам хозяин дома:

— Молодец, Альфред, пришёл точно в срок. Заходи, проходи в комнату. Тут мне для тебя достали одежду и обувь. Примерь, что подойдёт.

На стульях и на кровати висели и лежали несколько пар брюк, около десятка рубашек, два или три костюма, несколько галстуков. Перемерив всё это уже несколько забытое «гражданское» великолепие, я отобрал себе тёмный костюм, светлую рубашку и галстук в тон костюма.

Когда я переоделся и посмотрел на себя в большое зеркало, которое висело на стене в прихожей, то остался доволен своим внешним видом. Я даже отвык уже видеть себя таким. Поэтому мне было вдвойне приятно хоть на короткое время снова стать гражданским человеком. Командир тоже должным образом оценил мой штатский наряд, показав мне большой палец правой руки:

— Отлично выглядишь, Альфред! С таким видным парнем не стыдно и в квартире генерала показаться. Ну, я тоже сейчас буду преображаться. Посиди здесь, почитай журналы, а я скоро вернусь.

С этими словами полковник удалился в спальню, а я начал лениво перелистывать журналы, которые лежали на журнальном столике. Вскоре я услышал, как к дому подъехала легковая машина, а ещё через минуту в квартире раздался звонок.

Из спальни вышел высокий стройный мужчина, чем-то напоминающий нашего командира полка, в элегантном тёмном костюме, белой рубашке с тёмным галстуком и чёрных модельных туфлях. Он быстро подошёл к входной двери и открыл её. Я успел заметить за дверью сержанта, водителя легковой машины командира полка.

— Жди меня внизу, — сказал ему полковник, — мы сейчас уже едем.

Он закрыл дверь, окинул меня оценивающим взглядом и произнёс:

— Ну что, двинулись в путь. Бери свой баян, а мне нужно взять подарок.

Мы вышли из дома. Командир сел рядом с водителем-сержантом, я положил футляр с баяном в багажник «Волги», сел на заднее сидение, и машина плавно тронулась с места. Весь путь до Москвы мы проехали молча. Подъехав к какому-то дому, «Волга» остановилась. Мы с командиром забрали свои вещи, поднялись на второй этаж и вошли в одну из квартир.

Приветствия, поздравления, знакомство, обмен любезностями — всё это заняло несколько минут. Так как гостей ожидали примерно через час-полтора, мой командир сказал мне:

— Если хочешь, можешь на часок пойти погулять. Но чтобы к семи часам был здесь, как штык. Понял?

Как тут было не понять! Я с радостью вышел из дома, запомнив, естественно, его адрес, и отправился бродить по близлежащим улицам. Приятно было ощущать себя не в солдатской робе, а этаким красиво одетым «денди», да ещё и почти совсем свободным. Увидев на площади военный патруль, я совершенно обнаглел и пошёл ему навстречу. Глядя в глаза офицера, я прошёл рядом с ним, почти коснувшись его руки. Понимая свою безнаказанность, я мог позволить себе такую браваду. Московская гауптвахта ещё не была готова принять меня в свои объятия!

Вернувшись с прогулки в назначенное время в квартиру новоиспечённого генерала, я застал там уже нескольких гостей. Меня представили, как родственника полковника, друга дома и моего командира, и студента консерватории. Праздничный банкет шёл своим ходом, я играл на баяне и фортепиано, пел вместе со всеми популярные песни и русские романсы.

Вдруг в какой-то момент я заметил, что вокруг меня остались только женщины, мужчины почему-то куда-то исчезли. Не обращая на это обстоятельство особого внимания, я продолжал ублажать дам романтической музыкой.

Неожиданно ко мне подошёл хозяин дома и спросил:

— Альфред, Вы можете сыграть «Танец маленьких лебедей»?

— Конечно, нет проблем, — ответил я.

— Тогда начните играть, когда я Вам дам знак. Хорошо?

Я кивнул в ответ и стал ждать условленного сигнала. Через несколько минут, выйдя из соседней комнаты, хозяин дома махнул мне рукой. Я заиграл «Танец маленьких лебедей» из балета Чайковского «Лебединое озеро». Буквально сразу после первых тактов открылась дверь соседней комнаты, и оттуда держась за руки, как балерины в балете, стали выпрыгивать взрослые дяди в белых пачках, майках и носках.

Каково же было моё изумление, когда в последнем танцоре, который появился в дверях, я узнал своего командира! Гроза всего полка, строгий из всех строгих, серьёзнейший из всех серьёзных скакал, как мальчишка, в шеренге таких же балерунов!

Абсурдность увиденного чуть было не лишила меня способности играть. Пришлось срочно, что называется, взять себя в руки и доиграть номер до конца. Танцоры раскланялись и ушли туда, откуда и пришли. Вскоре уже в своём обычном виде они вернулись к столу. Праздничный банкет продолжался, но подобных сюрпризов больше не было.

Расходились гости около полуночи. Мой командир по дороге к машине тихо обратился ко мне:

— Альфред, я надеюсь, ты понимаешь, что всё то, что ты сегодня здесь увидел, должно остаться в этой квартире и не выйти за её пределы.

— Конечно, товарищ полковник. Считайте, что я ничего вообще не видел.

Вот такой был первый, но не последний мой выезд на «гражданку» с командиром полка.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.