Альфред Грибер

13. ГОСПИТАЛЬ

13. ГОСПИТАЛЬ

(из повести «Армейская служба»)

А. Грибер

Вернувшись в полк, я узнал, что долгожданный приказ о демобилизации всё-таки пришёл. Часть моих сослуживцев уже успела отбыть по домам. Я уже представлял, как через несколько дней меня также вызовут в штаб полка и объявят о моей демобилизации. Ведь у нас с замполитом полка была договорённость, что после работы в пионерском лагере меня отпустят из армии на все четыре стороны.

Однако произошли совершенно неожиданные события, разрушившие все мои ожидания. В ночь на 21 августа 1968 года войска пяти государств Варшавского договора (СССР, Польши, ГДР, Болгарии, Венгрии) пересекли границы Чехословакии с целью подавления «пражской весны» – движения коммунистов-реформаторов. Всего за двое суток в Чехословакию было введено более 650 тысяч военнослужащих.

У нас в полку была введена особая готовность. Всем были розданы боеприпасы, противогазы и другие военные принадлежности. Полностью снаряжённые вещмешки находились у каждого солдата под кроватью. О событиях в Чехословакии нам говорили на политзанятиях. Командиры разных рангов и политинформаторы убеждали нас в том, что экстремисты и правые элементы в Чехословакии активизировались и пытаются захватить власть в стране, оторвать республику от социалистического содружества, а также реставрировать капитализм. И поэтому наш интернациональный долг — оказать помощь братскому народу.

Я понимал, что наш полк занимает особое положение, и вряд ли его пошлют в Чехословакию для оказания «братской помощи». Но всё равно на душе было тревожно и гадко. Моя демобилизация накрылась, как говорится, «медным тазом». Впереди были только неизвестность и ожидания. Снова потянулись тоскливые армейские дни и недели.

На моё счастье, я вдруг неожиданно простудился и попал в медсанчасть, а оттуда в военный госпиталь.

Здесь я должен сделать маленькое отступление и рассказать о своих связях с военным госпиталем.

Как-то во время одного из кроссов по пересечённой местности у меня вдруг появилась резкая сильная боль в правом боку. Надо признаться, что у меня и раньше случались такие боли при быстрой ходьбе или беге. Но в этот раз боль была такой сильной, что я катался по земле.

Меня тут же отправили в медсанчасть. Там не удалось установить причину этой боли, и поэтому я был переправлен в военный госпиталь, который находился на другом берегу озера Сенеж. После всех проверок врачи поставили мне диагноз: камни в жёлчном пузыре. Меня, естественно, оставили в госпитале и начали лечить. Как впоследствии оказалось, диагноз этот был ошибочным. Рентгеновские снимки оказались некачественными, так как на них были видны какие-то пятна, которые врачи приняли за камни.

Следует отметить, что боль моя прекратилась уже по прибытии в госпиталь. Но раз врачи говорят, что надо лечиться, значит, надо. Я добросовестно принимал все лекарства и ходил на все процедуры.

Очень скоро мне стало скучно из-за вынужденного безделья. И тут в клубе при госпитале я обнаружил фортепиано. Радости моей не было предела. Всё своё свободное время я проводил в клубе, музицируя на фортепиано. Вскоре на звуки музыки потянулись в клуб и другие больные, а за ними и медсёстры, и врачи. Я с удовольствием устраивал импровизированные концерты для своих благодарных слушателей.

Об этом стало известно начальнику госпиталя. Он несказанно был рад таким музыкально-терапевтическим сеансам, как он называл мои выступления. У нас завязались такие хорошие отношения, что по окончании моего лечения ему не хотелось отпускать меня обратно в часть. На прощание он мне сказал, чтобы я сразу же приехал к нему в госпиталь, если почувствую себя плохо.

И вот я снова оказался в госпитале, где меня ещё помнили. Я был встречен, что называется, с распростёртыми объятиями. Простуду мою очень быстро ликвидировали. Но вот выписывать меня из госпиталя совсем не торопились.

— Отдохни, — сказал мне начальник госпиталя, — подлечись хорошенько. И тебе хорошо, и нам приятно.

Целый месяц я устраивал концерты в госпитале на фортепиано и на баяне, который откуда-то специально привезли для меня. А какие песенные и танцевальные вечера мы проводили!

Но время безжалостно двигалось вперёд, и во второй половине октября мне всё-таки пришлось вернуться в полк.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.