Альфред Грибер

2. СЕМЬЯ ФИНВАРБ ИЗ ХЕРСОНА

2. СЕМЬЯ ФИНВАРБ ИЗ ХЕРСОНА

(из повести «Истоки и корни)

А. Грибер

В середине второй половины 19 столетия жила в Херсоне большая семья Финварб. Одного из многих сыновей этой семьи звали Изя (Ицхок).

Парень он был трудолюбивый, вечно что-то мастерил из дерева, мог сделать табуретку, стул, стол. В общем, у парня были золотые руки. Поэтому никто не удивился, когда Изя заявил, что хочет стать краснодерёвщиком. И спустя какое-то время эта профессия была, что называется, у него в руках. Он открыл свою мастерскую и стал изготавливать по заказу красивую мебель из дорогих пород дерева.

Как-то встретил Изя на улице красивую девушку. И так она ему понравилась, что он всё время думал только о ней. Счастливый случай снова свёл их вместе, и они, наконец, познакомились. Звали девушку Бейла. Оказывается, и ей приглянулся Изя. Недолго думая, сыграли свадьбу. Так в 1890 году образовалась новая семья — Изя и Бейла Финварб.

Через год у молодой пары родилась первая дочка — Рухл, а затем с периодичностью в два-три года стали появляться на свет и другие дети — Тойба, Кейла (моя будущая бабушка), Гитл, Шая, Сара, Шура, Рейзеле и так далее и тому подобное. Тринадцатым ребёнком в семье был Миша, который родился в 1917 году.

Вполне вероятно, что Изя и Бейла на этом бы не остановились, но шальная пуля в собственном огороде сразила Изю во время гражданской войны.

А пока что жизнь протекала тихо, спокойно, размеренно, без всяких встрясок. Изя целыми днями работал в своей мастерской, а Бейла занималась детьми и вела домашнее хозяйство.

Хлеб Бейла пекла сама, но иногда она шла в пекарню и покупала там за 20 копеек пятифунтовый белый хлеб «Гейша». Для детей она покупала несколько толстых бубликов «Бабский». Благо, такой бублик стоил всего одну копейку.

Бейла была рачительной хозяйкой, поэтому мясо она покупала в русской лавке по 10 копеек за фунт или 25 копеек за килограмм. Мясо это было прекрасное, да и продавец продавал мясо чистое, без костей. В еврейских лавках мясо стоило дороже, 13 копеек за фунт, потому что это мясо забивали на еврейской бойне согласно еврейскому религиозному ритуалу.

В хозяйстве у Бейлы было несколько кур и петухов, поэтому время от времени появлялись и маленькие цыплята, с которыми любили играться младшие дети Бейлы и Изи. И вполне естественно, что куриными яйцами семья была обеспечена. Правда, и на базаре, и в лавках куриные яйца стоили недорого, всего 6-8 копеек за десяток.

Корову в городе содержать было нелегко, поэтому молоко приносили в дом крестьяне из ближайших сёл и деревень и продавали по 4 копейки литр. Бейла всегда покупала много молока, потому что дети очень его любили. Да и кулинарка она была отменная. Какие только молочные блюда Бейла ни придумывала! Чтобы все их перечислить, нужно потратить уйму времени.

А летом на базаре можно было увидеть огромные, высоченные горы арбузов и дынь. Бейла отправлялась на базар вместе с детьми. Они брали с собой маленькую тележку и нагружали её доверху зелёно-полосатыми пузатыми арбузами. Любой арбуз, независимо от веса, можно было купить за 5 копеек. Когда Бейла собиралась засаливать арбузы на зиму, чтобы иметь вкусное блюдо всю зиму, Изя одалживал подводу у соседей, забивал её до отказа арбузами и привозил это всё богатство домой. При этом следует иметь в виду, что при такой оптовой покупке арбузы обходились по одной копейке за штуку.

Во дворе дома Изи и Бейлы росли несколько фруктовых деревьев — яблони и груши. Ребятишки не всегда давали плодам, находившимся в поле их досягаемости, дойти до кондиции и обрывали их даже раньше срока. Плоды, росшие повыше, успевали дозреть, и их уже собирали позже. А на базаре хорошие яблоки стоили всего 5 копеек за фунт.

Уголь, грушевский антрацит, Изя покупал на зиму целыми подводами на топливном складе Розенблита, который находился здесь же, на базаре, по 13 копеек за пуд.

Керосин для каждодневных расходов Бейла покупала по 4 копейки за литр, а за 10 коробок спичек она платила 7 копеек.

И себе, и девочкам Бейла шила платья сама. Ситец был в то время не очень дорогой — всего 11-12 копеек за аршин полотна.

В общем, жизнь в семье Финварб была тихая и спокойная.

Неделя проходила в трудах и заботах. В пятницу Изя работал только до обеда. Когда он возвращался домой, вся семья садилась обедать.

Затем после небольшого отдыха все отправлялись в баню. Изя с мальчиками мылся в мужском отделении, а Бейла с девочками — в женском. Цена за вход в общую баню составляла 5 копеек за человека. В мужском отделении было ещё одно небольшое отделение с полками, где Изя любил попариться с веничком после трудовой недели.

По вечерам в пятницу и в субботу семья Финварб прогуливалась по набережной или шла на Потёмкинский бульвар, который находился в центре города. Он поддерживался в хорошем состоянии, за ним постоянно ухаживали специальные садовники и сторожа. Там всегда было много публики, а на специальной эстраде играл оркестр, под звуки которого можно было даже потанцевать.

Иногда ходили в городской театр на спектакли или концерты. Билеты на галёрке стоили 20-30 копеек. Здесь всегда было полно молодёжи. Не очень часто Изя и Бейла могли себе позволить купить места на третьем ярусе, где цены за билеты не так сильно кусались.

По субботам и в праздничные дни после завтрака Изя, Бейла и дети шли в синагогу. Они не были уж такими верующими, но соблюдали традиции своего народа. И вообще не ходить в синагогу было неприлично. По субботам в синагогах города было много молящихся, а в праздники все синагоги были забиты до отказа. При этом следует учитывать, что в Херсоне в то время было более 20 синагог.

После возвращения из синагоги вся семья садилась обедать.

После обеда можно было пару часов поспать. Потом пили чай и шли в гости или гулять.

Такая жизнь продолжалась почти до Октябрьской революции.

Хотя не надо забывать и о том, что царские власти пропагандировали и насаждали антисемитизм, а также устраивали еврейские погромы.

Октябрьская революция в корне изменила жизнь жителей Херсона. Изменилась и жизнь семьи Изи Финварб. Из тринадцати детей в живых осталось только девять. Остальные умерли или при рождении, или в раннем возрасте.

После смерти Изи семья фактически распалась. Только младшие дети остались с Бейлой. Старшие ушли из дома в самостоятельную жизнь.

 

2 комментария

  1. татьяна писал:

    Прекрасный рассказ Альфреда Грибера с любовью и, одновременно, с фотографической точностью, рисует нам мгновения мирной, счастливой и радостной жизни его предков.

    Именно мгновения, поскольку времена, когда еврейская семья могла достойно и спокойно жить на Российских, а потом и Советских просторах, случались не часто.
    И потому с таким удовольствием рассматриваешь эти кадры – малыши, играющие с цыплятами, покупка ситца на платья девчонкам, баня по пятницам, прогулка всей семьей по набережной, заготовка арбузов.

    Где – то неподалеку, в с. Скураты, наверное так же мирно проживали семья моего деда Давида: Цаля и Ида Рейдерманы и их трое сыновей. А рядом, в Коростене, семья бабушки Хаси: Пейсах и Шейдла Киссельман и три их дочери.

    Стремительно изменилась жизнь за последнее столетие. Научный и технический прогресс (особенно средства массовых коммуникаций) сделали ее неузнаваемой. Белла и Ицхак безмерно удивились бы, окажись они рядом с нами. А, может, и не удивились бы?

    Ведь в этом стремительном развитии жизни человек остается самым инерционным звеном. Он почти никак не изменился в плане физиологии — те же 2 руки, тот же размер мозга, те же желания и устремления. А они просты, как и 10 и 100 и 1000 лет назад: быть счастливым, найти свою любовь, рожать здоровеньких детишек, жить в любви и радости!

    Есть ли сейчас такие семьи? Чтобы ответить на этот вопрос, приглашаю всех в ближайшую субботу бросить свои компьютеры, 100 программные телеки и прочие гаджеты. И отправиться пешком на набережную Бат Галима. Возможно, мы увидим там счастливых потомков, пусть и не кровных, Беллы и Ицхака. Радостные семьи с ребятишкам, познающими этот мир.

    И эта чудесная картина – лучшая память о наших предках!

    01/12/2013
    Ответить
  2. Большое спасибо, Татьяна, за прекрасный комментарий! Так и хочется уже оказаться в Хайфе на набережной Бат Галим, чтобы встретиться со счастливыми родственниками.

    01/12/2013
    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *