Альфред Грибер

16. КРИМИНАЛЬНАЯ «ЛЮБОВЬ»

16. КРИМИНАЛЬНАЯ «ЛЮБОВЬ»

(Из повести «Казахстанские зарисовки»)

А. Грибер

Гурьев в те годы, когда я в нём жил, имел «славу», мягко говоря, очень криминально неблагополучного города. Грабежи и убийства были обычным делом.

Радиостанция «Голос Америки» объявила как-то в своих передачах, что Гурьев в 60-х годах занимал первое место в СССР по преступности, затмив «славу» таких городов, как Ростов и Одесса.

Бывали такие случаи, когда человека убивали просто так, по ходу дела, без причины. Например, идут поздно вечером навстречу друг другу два человека по мосту через реку Урал. Поравнявшись, один из них достаёт нож и вонзает другому в живот, после чего продолжает свой путь. Это он проверял, или нож хорошо заточен. И таких случаев были десятки, и даже сотни.

Но даже бандиты благосклонно относились к участникам Ансамбля. Мне тоже «посчастливилось» встречаться с этой «публикой».

В составе эстрадного оркестра я играл на аккордеоне также и на вечерах танцев в Парке около Дома Культуры 2-3 раза в неделю. Танцы заканчивались поздно, примерно в 23.00. Автобусы уже почти не ходили, и очень часто мы с нашим контрабасистом Александром Великим добирались домой пешком. Это занимало где-то минут 40-45.

Можно представить состояние моей мамы, пока я приходил домой после работы на танцах!

И вот однажды произошёл такой случай.

Шли мы с Сашей домой после танцев по проезжей части улицы. Мы проходили как раз такой участок, где по сторонам дороги — одни пустыри (дома где-то вдалеке). И к тому же ни один уличный фонарь не работал.

Вдруг мы заметили, что навстречу нам движется какая-то тёмная масса. Бежать некуда, да и бесполезно: всё равно догонят.

И вот эта тёмная масса обошла нас с двух сторон и взяла в кольцо.

А в городе тогда был такой не писаный закон: никогда не сопротивляйся бандитам — тогда есть шанс остаться в живых.

Прямо перед нами на земле появился луч света от фонарика, который медленно начал ощупывать нас снизу доверху. Я был в таком состоянии, что просто физически ощущал на себе этот луч, который обследовал наши туфли, брюки, рубашки и добрался, наконец, до лиц. Причём, замечу, что всё это происходило в полной тишине.

И здесь случилось непредвиденное. Тот, кто держал фонарик (как видно, главарь), вдруг произнёс:

— А-а-а, музыканты!

Тёмная масса расступилась, обошла нас и исчезла.

Когда мы с Сашей вышли из оцепенения, никого рядом с нами уже не было. Оглянувшись, мы увидели, как что-то тёмное удаляется от нас.

Был ещё один случай прямо на танцах. Надо сказать, что мы (все музыканты оркестра), в отличие от милиции, очень хорошо знали в лицо почти всех криминальных элементов.

И вот однажды во время нашего перерыва к нашим девочкам из Ансамбля подошёл какой-то пьяный мужик, которого я до этого никогда не видел, и начал к ним приставать.

Я в это время разговаривал с одной из девочек. Увидев это безобразие, я подошёл и встал спиной к этому мужику, отгородив его от девчонок. Он отошёл, обошёл меня и опять подошёл к девочкам с другой стороны. Я проделал тот же манёвр.

Тогда этот мужик обошёл меня, повернулся ко мне и пытался меня ударить. Я схватил его за грудки и занёс руку для удара.

В этот момент кто-то сзади схватил меня за руку и сказал:

— Береги руки, они тебе нужны, чтобы играть!

Откуда-то, как будто появившиеся из-под земли, к мужику подошли парни-«криминалы», скрутили ему руки и увели с танцплощадки. Больше мы его никогда не видели.

Вот так нас оберегали даже самые крутые «авторитеты».

Мы слышали краем уха, что у них на сходе был дан приказ не трогать артистов и музыкантов Гурьева и даже защищать их.

Таким образом, и мы стали артистами и музыкантами «в законе».

Вот такая была своеобразная «криминальная любовь»!

 

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *