Альфред Грибер

15. МОЙ ДРУГ — ДМИТРИЙ АРСЕНТЬЕВ

15. МОЙ ДРУГ — ДМИТРИЙ АРСЕНТЬЕВ

(Из повести «Казахстанские зарисовки»)

А. Грибер

В первых числах сентября 1963 года, как только начался учебный год (я уже был на четвёртом курсе музыкального училища), ко мне подошёл невысокого роста в меру упитанный мужчина приятной наружности и представился:

— Меня зовут Дмитрий Семёнович Арсентьев. Я являюсь художественным руководителем и балетмейстером самодеятельного Ансамбля песни и танца нефтяников Эмбы, который создан при городском Доме культуры нефтяников имени Орджоникидзе. Я за тобой уже давно наблюдаю и вижу, что ты хороший музыкант. Нам в Ансамбле как раз сейчас нужен хороший баянист. Как ты смотришь на то, чтобы поработать в нашем Доме Культуры концертмейстером?

— ?!… Предложение Ваше, Дмитрий Семёнович, — ответил я, — очень заманчивое. Но я сейчас работаю учителем музыки и пения в общеобразовательной школе. Поэтому я не представляю, как я смогу совместить работу и учителя и концертмейстера. Да ещё учёба на последнем курсе училища потребует от меня повышенного внимания.

— Я не сомневаюсь, что тебе по силам справиться со всеми этими нагрузками. Уроки в школе у тебя до обеда, а в Доме культуры работа начинается после обеда ближе к вечеру, когда участники Ансамбля приходят с работы. Так что, по времени ты успеешь отработать и там, и здесь. Что же касается твоей учёбы, то ты даже не догадываешься, какой бесценный опыт ты приобретёшь, работая концертмейстером. Такой музыкальной практики баяниста ты больше нигде не найдёшь. В общем, решайся и приступай к работе.

Я хорошенько подумал над словами Арсентьева, взвесил все «за» и «против». «Против» оказалось мало, и я с большой радостью принял его приглашение.

И с этого момента моя судьба была решена. Жизнь завертелась, заиграла новыми красками, звуками, впечатлениями. Я потом с ужасом думал о том, как могла бы сложиться моя дальнейшая жизнь, если бы Дима не предложил мне работать у него или я отказался бы от его предложения.

Гурьевский городской Дом культуры нефтяников имени Орджоникидзе, в котором 16 сентября 1963 года я имел счастье начать работать в качестве концертмейстера, в то время являл собой главный очаг культуры города. На его базе функционировали областной драматический театр (своё здание театр получил значительно позднее), городской эстрадный оркестр, Ансамбль песни и танца и другие профессиональные коллективы. Это была такая своеобразная филармония.

Новая работа захватила меня полностью. Я с огромным энтузиазмом работал с хором, вокалистами и танцевальным коллективом, играл на аккордеоне в эстрадном оркестре.

Наш народный Ансамбль песни и танца нефтяников Эмбы был хорошо известен в Казахстане (впоследствии он получил звание – «Заслуженный коллектив Казахской ССР»). О нас писали в газетах и журналах, делали репортажи по радио и телевидению. Мы ездили в многочисленные гастрольные турне, в том числе и за границу. В городе всех участников Ансамбля очень любили и уважали.

Несмотря на значительную разницу в возрасте, мы близко подружились с Димой Арсентьевым. Я очень многому научился у него. Работать с ним было совершенным удовольствием. Идеи сыпались из него, как из рога изобилия. Он был неутомим в работе. Находясь рядом с такой творческой личностью, я старался подняться до его уровня.

И он много мне помогал. Фактически, он воспитал меня как профессионального музыканта-артиста. С Димой мы также вместе играли в эстрадном оркестре под управлением педагога музыкального училища пианиста-композитора Роальда Топчевского. Дима великолепно играл на трубе. Он вообще был очень талантливым человеком.

Мой товарищ и сокурсник по музыкальному училищу Эдуард Григорьян тоже работал концертмейстером в нашем Ансамбле. Когда он после окончания училища уехал учиться в консерваторию, мы с Димой Арсентьевым пригласили на работу концертмейстером талантливого баяниста Славу Тюрина, который учился в музыкальном училище на пару курсов ниже меня.

Вот один из примеров неуёмной фантазии Димы Арсентьева. Он узнал, что я хорошо танцую и даже учился в балетной студии в далёком детстве. Тогда он решил использовать это. В один из концертных номеров танцевального коллектива Ансамбля Дима вставил следующий эпизод.

Мы со вторым концертмейстером сидим около правых кулис почти на авансцене и аккомпанируем танцорам. Внизу в оркестровой яме эстрадный оркестр начинает присоединяться к нашей игре. Вдруг во время танца я встаю и иду с баяном в центр сцены. Танцоры, расступаясь, приглашают меня сплясать с ними. Они подходят ко мне с двух сторон, и мы вместе, выстроившись в одну линию, танцуем, выделывая ногами различные кренделя.

Публика всегда в этом месте приходила в восторг и бурно аплодировала. Никому и в голову не могло прийти, что баянист с баяном на груди будет отплясывать вместе с танцорами. А я, получив заслуженные аплодисменты, возвращался на своё место и, как будто ничего особенного не произошло, продолжал играть.

И это только один из многочисленных эпизодов нашей совместной творческой жизни.

Дима всегда был доброжелательным, дружелюбным, щедрым на выдумку, неутомимым, компанейским и, в то же время, требовательным и чрезвычайно работоспособным человеком. Как он всё успевал, я даже и не понимал.

И художественный руководитель огромного коллектива, и балетмейстер, и постановщик оригинальных танцев, которых в Казахстане больше никто не ставил, и трубач в эстрадном оркестре, и председатель художественного совета, и организатор многочисленных эстрадных концертов, и администратор, и хороший семьянин (жена и дочь всегда были рядом с ним) — всё это был Дима Арсентьев.

Расстались мы с ним в ноябре 1965 года, когда я ушёл в армию, и с тех пор больше никогда не встречались. Жизнь разбросала нас по разным городам и странам. Остались на память только фотографии и воспоминания.

Как-то гуляя по дорогам интернета, мне захотелось найти хоть какую-нибудь информацию о своём старшем друге, узнать, как сложилась его жизнь после нашего расставания. На сайте Гурьева-Атырау я нашёл только одну строчку, где было сказано, что в 1960 году «К. Утегенов, Д. Арсентьев при клубе нефтяников организовали ансамбль песни и танца «Жайык кызы». И всё!!!

Мне стало так обидно за Диму, который столько сделал для Гурьева, что я долгое время не мог найти себе покоя и возмущался перед своими друзьями такой человеческой неблагодарностью.

А потом меня разыскали Слава Тюрин, мой второй концертмейстер, и Таня Ильина, его жена и танцовщица Ансамбля. Благодаря им, я получил не только сведения о Диме Арсентьеве, который живёт в данное время на Украине, но и его нынешние фотографии.

Я счастлив , что в моей жизни был такой замечательный человек — Дмитрий Семёнович Арсентьев, мой дорогой друг!

2 комментария

  1. Марина писал:

    Дорогой дядя Алик! Именно так я Вас называла в детстве. Спасибо большое Вам за память о папе. За все теплые слова о нем! Марина.

    01/02/2018
    Ответить
  2. Александр писал:

    Спасибо,Альфред,Дмитрий Семёнович очень много раз вспоминал Вас добрым словом.Я проработал концертмейстером с ним очень долго , начиная с 1968 года

    10/04/2018
    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *