Альфред Грибер

11. МОСКОВСКОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ

11. МОСКОВСКОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ

(из повести «Дела сердечные и не только»)

А. Грибер

20 мая 1975 года вся наша лаборатория электромузыкальных инструментов прибыла в Москву на международную выставку «Связь-75». Об этом событии было подробно рассказано в повести «Эстрадины моей жизни».

Пока мы встречали нашу заводскую машину с комплектом электронного баяна «Эстрадин-8Б», разгружали и устанавливали всё оборудование на стенд «Электромузыкальные инструменты», наш сотрудник Саша Чалышев успел сходить в Дирекцию выставки. Вернувшись оттуда, он с восхищением воскликнул:

— Ребята, я в Секретариате сейчас видел такую потрясающую девушку, что вам всем и не снилось!

— Саша, дорогой! – остановили мы его. – Нам сейчас не до девушек. Нужно срочно всё установить и проверить на работоспособность после транспортировки.

А потом мы все дружно пропели ему:

— «Ну, а девушки, а девушки – потом».

22 мая с открытием выставки начались мои ежедневные концерты. Однажды после такого очередного получасового концерта я попросил Эдика Кулаженко отвечать на все вопросы посетителей, а сам вышел за стенд, чтобы немного отдохнуть от публики. И тут я увидел за нашим стендом ту самую девушку, о которой с таким восторгом отзывался Саша Чалышев. Её звали Нина. Она работала в Секретариате Дирекции выставок. Мы с ней иногда там пересекались.

— А ты что тут делаешь? – удивился я. – Ты же должна находиться в Секретариате.

— А я слушала, как ты играешь, – ответила Нина. – Я часто прихожу сюда, когда ты даёшь свои концерты.

— И тебе они нравятся? – поинтересовался я.

— Ещё бы! – воскликнула Нина. – Я бы слушала твою игру всё время.

— Спасибо! – поблагодарил я и, прислонившись к стене стенда, закрыл глаза.

Вдруг я почувствовал, как чьи-то губы прикасаются к моим губам. Открыв от неожиданности глаза, я увидел буквально рядом лицо Нины. Она целовала меня и шептала:

— Ты мне очень нравишься. Я влюблена в тебя.

Оторопев на мгновение, я ответил на поцелуй Нины.

— Сегодня после окончания работы Выставки, я буду ждать тебя у Секретариата, — прошептала она и убежала.

Вечером мы с Ниной гуляли по парку в Сокольниках. Рассказывали друг другу о себе и целовались. Нина рассказала мне, что разведена, что у неё есть сын младшего школьного возраста, что она живёт в однокомнатной квартире, которая досталась ей после развода с мужем-алкоголиком. Я рассказал ей о своей неудачной семейной жизни, о любимой работе и о своих друзьях. Потом мы разъехались: Нина – домой, а я – в гостиницу.

Наши прогулки после работы на Выставке стали почти ежедневными. И вот однажды вечером Нина сказала:

— Поехали ко мне домой. Мы же взрослые люди и незачем нам избегать то, что всё равно произойдёт.

Этот вечер мы провели вместе. А утром вместе приехали на работу. Эдик, встречая меня у нашего стенда, покачал головой и одобрительно сказал:

— Ну, ты, Люсик, даёшь! – Эдик, как и Лёня Федорчук, часто называл меня моим детским именем.

Наши встречи с Ниной стали ежедневными. В редкие выходные дни я, Нина и её сынишка гуляли вместе по Москве. И вот тогда я почувствовал, как хорошо гулять с семьёй.

Но всё когда-нибудь заканчивается. После закрытия Выставки Эдик 7 июня уехал в Житомир, я ещё на один день задержался у Нины. На следующий день мы с Ниной простились на Киевском вокзале у житомирского вагона. Я думал, что это наша последняя встреча.

Но жизнь распорядилась по-другому.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.